Мне было без двух месяцев пять, когда я получил предложение выступать в цирке.

Роль была несложной: слон выносил плетёную корзину и опускал её на арену, из корзины выпрыгивал я, одетый Новым Годом (красные полушубок, шапка, валенки), бодро выкрикивал недлинное поздравление с 1954-м самим собой, делал комплимент* и уходил в сторону — начинался парад-алле**.

На репетициях всё шло хорошо: слон деликатно дышал в сторону, стишок я помнил, «голос мой звенел»…
А выступление… меня ослепили прожектора, я не слышал собственного голоса и совсем потерял кураж. Откричал своё, убежал и спрятался. Мне было стыдно.

Никто не заметил моего конфуза, но я категорически отказался от последующих выступлений, моя цирковая карьера закончилась.

Меня не ругали, только мама всплакнула: ей обещали, что по окончании праздников валенки, в которых я буду выступать, останутся мне насовсем…

*цирковой поклон
**торжественный выход всех артистов перед представлением

Февраль 2013 г