Когда мы жили в Северодонецке (в конце семидесятых), недалеко от нашего города строили газопровод. Часть оборудования была американского производства, и монтировали его американские рабочие. Некоторые из них приехали с семьями. Так в 3-м классе школы, где учился Захар, появился мальчик-американец.

Захар в десять лет знал уже много английских слов и быстро сошёлся с новичком, который обрадовался новому знакомству чрезвычайно. У нас дома была напечатанная за границей книжка К. Чуковского на английском языке; Захар подарил её американцу, и тот был в восторге от подарка.

А потом Светлану пригласила в школу классная руководительница Захара, Заслуженная учительница УССР В.Г. Деркульская, и объяснила бестолковой мамаше, что общение советского пионера с капиталистом абсолютно недопустимо. Захар наберётся от него чуждой нам идеологии. Неважно, что мальчику всего девять лет. Они всасывают это с молоком матери!

Я сходил к директору школы — ветерану войны, потерявшему на ней ногу, и, как я слышал, порядочному человеку. Он выслушал меня, покивал головой и сказал:
— Есть вещи, которые я не могу изменить. Наша школа — показательная…
— Тогда я заберу сына, пусть учится в школе попроще.
— И правильно сделаете. Так будет лучше и для Захара, и для вас, и для меня.
Я быстро оформил перевод. Что стало с девятилетним капиталистом, сыном американского рабочего, я не знаю.

Апрель 2015 г